История села Кузькино
основано на реальных событиях
Как доехать
Обратная связь
A+ Сброс A-
выберите размер шрифта

Книга - История с.Кузькино

Войлоков Павел Карпович, 1906 года рождения: “Расскажу про одну семью, фамилию их уже не помню. Их три брата было. Одного звали Иваном Павловичем. Только перед коллективизацией они зажили лучше. Своим трудом кое-что смогли нажить. Работали день и ночь. Заимели 3 рушки. Батраков не имели, своими силами работали. После раскулачивания все эти три семьи сослали на Соловки.

Шелушинин Афанасий Никифорович, 1926 года рождения: “Деда моего раскулачили и забрали – Сизых Ивана Наумовича. И тетку из дома выгоняли”.

Вытовтов Николай Мартынович, 1923 года рождения: “У нас он работал завмагом. Так его семью раскулачили. У них было 5 детей. Ничего у них не было, производства никакого не имели. Я помню, как их из хаты выгоняли. Они кричали и плакали. Всё у них забрали, а куда их высылали, не знаю.

Титов Матвей Федорович, 1918 года рождения, хутор Водяное: “Нашу семью тоже кулачили. Родители мои-Титовы Федор Гаврилович и Пелагея Кирилловна-были в работниках. Жили бедно. Лучше зажили, когда переселились на Выселок. Заимели коров, лошадей, рушку. У нас было общее хозяйство на 3 семьи (18 душ): отец, его братья Трофим Гаврилович и Павел Гаврилович.

Раскулачили зимою. Я ещё небольшой был. Повыгоняли всех на снег. Несколько дней жили на улице, потом все же дали хату брата Павла. В ней все и жили.

А раскулачивали по наговору. Семья подала жалобу в Москву, и через 6 месяцев вернули дом. В селе раскулачили, ещё помню, Каверина Егора Парфёновича. В нашем доме сделали свинарник”.

Придачина Евдокия Васильевна, 1905 года рождения, хутор Водяное: “Раскулачили на хуторе Водяном Титова Федора Гавриловича, Шелушинина Феоктиста Ивановича, Титова Дмитрия, Павлова Стефана Григорьевича”.

Потапов Иван Сергеевич, 1924 года рождения, Верхнее Кузькино: “Родители мои Потаповы Сергей Адрианович и Мария Канистакиевна поженились 16-ти лет. Оба из бедных семей. Отец мой мастеровой был, трудолюбивый. Постепенно построил дом, семья заимела скот. По рассказам отца, наша семья и ещё 3 двора сложились и купили за границей трактор “Фордзон” и построили мельницу. Она стояла там, где сейчас находится подстанция. Все эти хозяйства были раскулачены.

Когда начали отправлять на Соловки, отец с моим братом уехали в Донецк на шахту. Мы остались с матерью в хате. Начали кулачить, все поотбирали, вплоть до одежды и обуви. Окошки даже повыставляли. В нашем доме сделали правление колхоза. Мы долгое время скитались по квартирам”.

Хохлов Иван, 1920 года рождения, хутор Водяное: “При создании колхозов свозили свой инвентарь (бороны, сохи), скот (лошадей, коров), у кого повозка была на колхозный двор. Когда проводили коллективизацию, приезжали из района. Кто записывался в колхоз, тому материал, платочки давали. Один так и остался в единоличниках.

А свои кулачили вот как: соберутся 2-3 человека с Верхнего Кузькина, любители поживиться, и сами решают, кого бы им раскулачить”.

Титов Николай Трофимович, 1926 года рождения, хутор Водяное: “Если 2 лошади, то уже кулак. Забирали в колхоз хлеб, зерно, скот, инвентарь. Один остался в единоличниках, в колхоз не пошел. Это Маслов Андрей Андрианович. Его забрали. Сидел несколько лет в тюрьме, а потом вернулся. У нас одного выслали, он больше не вернулся - Титов Егор, отчество не помню”.

Шелушинина Ольга Ивановна, Верхнее Кузькино: “Лошадей сгонят на ночь в колхозную конюшню, а наутро их нет.

Коллективизацию проводили Каверин Прокофий Емельянович, Каверин Николай Емельянович, Титов Михаил Егорович, Каверин Яков, Черкесов Матвей, Титов Исай Алексеевич, Скубаев Артём”.

Титов Николай Трофимович, хутор Водяное: “В 30-е годы нас раскулачили. Отец, чтоб его не забрали, уехал в Ленинград работать. Чуть утихло, он вернулся».

Шелушинина Ев. Н., Нижнее Кузькино: “Активисты на Нижнем Кузькино: Каверин Карп, Зайцев, Гущин Андрей.

Как раз перед раскулачиванием отец мой купил новую повозку на железном ходу. Сразу в колхоз он не вступил, а председатель колхоза через день - два приходил и требовал повозку с лошадью, чтобы в район съездить или ещё куда. Так и таскали со двора на двор, пока отец не вступил в колхоз и не отдал лошадь с повозкой.

Раскулачили моего дедушку, маминого отца, Иванюшиных, Федорцовых. Помню, у нас пряталась Федорцова Марья, её родителей забрали и увезли. Она пряталась по домам, чтобы её не забрали и не отправили на Соловки. Один раз пришла к нам и просит, чтоб спрятали её. Этой же ночью её искали, заходили и к нам. Но мама не выдала её. Несколько дней она пряталась в её жите за нашим огородом. А потом она уехала.

А когда кулачили, забирали всё подчистую. Люди хлеб в бочки прятали, закапывали свое добро.

Отец мой взял и спрятал холсты. Выкопал в сенцах яму и в неё опустил сундук с холстами. Они там пролежали около года.

Когда открыли, они уже все плесенью покрылись. А холсты были чужие, одни из Русской Халани попросили спрятать. Отец видит такое дело, запряг лошадь и решил их отвезти. А заметили, как он их отвозил. Пришли наши активисты из сельсовета и обвинили его в помощи кулакам. И начали у нас все выгребать. Отец на колени падал, упрашивал их. Но ничего не докажешь”.

Каверина Любовь, Нижнее Кузькино: “Кулачили многих, и нас раскулачили. Зимой из хаты выгнали. Корову забрали, запасы продуктов. Приходили кулачить Кисель Иван Ильич и Каверин Иван Афанасьевич. А потом нас восстановили, вернули корову и даже кадушку сыра отдали, которую забрал Иван Ильич. Жена его сильно горевала, что он им не достался”.

Вытовтов Николай Мартынович: “Раскулачивать приходили активисты Черкесов Филипп (Филюша), Черкесов Матвей (Матюша)”.

Войлоков П.К., хутор Водяное: “На выселок сразу переселилось дворов 60, люди перешли туда добровольно. Им вырезали лучшую землю, огороды намеряли. Вначале назывался Выселок, потом Водяное».

Титов М.Ф.: “Наша семья в первый же год переселилась на Водяное. Это было в 1927 году. Жили тут прямо в сарае.

Численность населения на хуторе Водяном на 1941 год – 376 человек”.

Стрекозов Николай Кузьмич, 1913 года рождения: “Наша семья состояла из двенадцати душ. Здесь жили на Широкой улице и дед, и отец, и я тут родился. Была у нас одна десятина земли, и мы вынуждены были ходить по работникам. Жили у Кузи Поручикова на Нижнем Кузькино, у Иванюшиных. Они в долг дадут пуда 2 жита, а мы должны были ему отдать десятину земли за это. И когда свой хлеб обмолачивали, то отдавали долг. А процентом являлась уборка урожая на их земле.

После революции, в период НЭПа, на каждую мужскую душу наделили по 3 десятины земли. Жить стали лучше. Купили лошадь, перестроили гороженную избу на рубленую, купив делянку. Дед умер в 1923 году, в голод.

В тот период многие стали жить лучше. Заводили лошадей, коров, овец. По 20-30 имели. Мануфактура стоила очень дешево-0,5 копейки аршин. Многие пряли, ткали, шили сами зипуны, онучи, пиджаки. Продукты стоили тоже недорого. Крендель, например, в магазине Петра Федоровича стоил четверть копейки. 20 копеек стоил пуд хлеба.

Когда началась коллективизация, кулачили члены сельсовета Титов И.А. (председатель сельхозартели), Прокофий (Амелин), Каверин Николай Емельянович, Войлоков Иван Карпович, Гущин Андрей, Зайцев Никита Федорович. Кого наметили раскулачить, у тех весь хлеб забирали. Нашу семью тоже хотели раскулачить. У нас была корова, 20 овец и хлеб был. Но на сельском сходе в учредительском товариществе нашу семью из списка раскулачивания вычеркнули.

У нас тут раскулачили дворов восемь, если было какое-то средство производства-молотилка, рушка, тех кулачили в первую очередь. Забирали всё; ломали даже сараи и клуни, из которых делали в колхозе загоны для скота.

Раскулачили Чумакова Тита. Его семья имела конную молотилку, рушку. На Нижнее Кузькино раскулачили Кузю Поручикова, Политкиных, Иванюшиных”.

Черкесова Настасья Ивановна: “Раскулачили моих родителей: Мишукова Ивана Васильевича и Агафью Алексеевну на Нижнем Кузькино. Вообще на Нижнем Кузькино раскулачили семей 10-15”.

Азарова Мария Стефановна: “...раскулачили Азарова Федора Даниловича, Головкова Стефана, Черкесова Петра, Потапова Егора Николаевича (все с Верхнего Кузькина).

Раскулачивали активисты: Новиков Антон Кириллович, Потапов Андрей (Глазыня), Потапов Федор (Чижелик), Гущин Андрей (“Зверяка”), «Каледра”.

Вытовтов Петр Афанасьевич, 1925 года рождения: “Нашу семью раскулачили; после мы уехали в Таганрог. А вернулись обратно перед самой войной”.

Репрессии. Политические репрессии... Тяжелый и страшный смысл заключен в этих двух словах. ХХ век породил небывалое в истории явление – массовое, сознательное уничтожение людей не на войнах, а в ходе реализации утопических программ изменения общества.

Безвинно погибали или, томясь в тюрьмах, превозмогая глубокую физическую боль, жертвы тоталитарного режима не ломались духом. Они верили в торжество разума, историческую объективность и справедливость. Они знали, что через годы их правота окажется бесспорной и с них будет снят позор клейма “врагов народа”.

Это время пришло – время поведать о тяжких судьбах жертв сталинских репрессий, восстановить их добрые имена.

Страницы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
История села Кузькино
основано на реальных событиях
Как доехать
Обратная связь
A+ Сброс A-
выберите размер шрифта